Библиотека > Эпические дневники > Идеал с мечом в руке

Да здравствует кофе
РИ "Идеал с мечом в руке", 1-3 августа 2003 года

Не называйте нашу кофейню
таверной, не то получите
в глаз от хозяйки кабака.
(Кати)

Предисловие

И вот решила я съездить на игру. Нет, в этом, конечно, нет ничего криминального и необычного. Просто моя попытка сказать маме, что, мол, я на игру собираюсь, встретила огромные мамины глаза и вопрос "А что вы там делать будете?" Мой честный ответ вызвал реакцию "никуда не поедешь". Пришлось отпрашиваться на дачу.

В телефонном разговоре Ноэль описывала эту роль, как что-то очень привлекательное. А что надо делать - ходить по кофейне, любезничать с посетителями. Я поверила.

Утром в пятницу я долго не могла проснуться, потом еще дольше пыталась собраться, потом поняла, что опаздываю на электричку. В общем, все было очень весело.

На электричку мы не опоздали, более того, та электричка, на которую мы так хотели успеть, ходит только по выходным. Перспектива провести на вокзале те полтора часа, которые я могла спокойно проспать, настроения мне не прибавила.

И вот, преодолев все трудности, мы добрались до мастерятника. Там нам очень обрадовались, пообещали проводить до места нашей стоянки и куда-то убежали. Я бы осталась беспомощно хлопать глазками, но ситуацию в свои руки взяла Марго.

Лагерь встретил нас костром, знакомыми лицами и воплем Ноэль "Сколько?!" Имелось в виду времени.

Около семи вечера все забегали, засуетились и начали пугать окружающих страшным словом парад. Меня так и подмывало спросить, что это такое, но выставлять себя полной дурой совершенно не хотелось, и я решила немного подождать, в конце концов, все само выяснится, и выяснилось ведь!

День 1

И вот настало 20 марта 1792 года, в Париж робко начала прокрадываться весна, а парижане плотной толпой потянулись в кофейню Парнас. Мадам Шарпантье приветливо улыбалась всем из-за стойки, мсье Шарпантье беседовал с гостями, на кухне повар-итальянец колдовал над восхитительными блюдами.

Идиллия, одним словом. На фоне всего этого я напоминала себе курьерский поезд, который носится между кухней и залом. Любезничать с посетителями решительно не получалось, все, что я успевала сделать - произнести заученную фразу: "Ваш заказ, приятного аппетита".

Первую неприятность преподнёс ближайший сосед маркиз де Сад. Он напился. И добро бы только сам, в конце концов, человек он взрослый, и сам знает, что ему делать. Он споил нашего вышибалу, вот это с его стороны было не слишком хорошо.

Ну ладно, пьяный Ля Буль это не слишком приятно, но на работы его брала не я, вот с хозяевами пусть и разбирается. У меня тем временем забот прибавилось. Ибо три девушки на одной кухне - это много, нет, правда. Просто каждая переставляла продукты так, как удобно ей. И если у вас кухня пять метров, ничего криминального нет. А если поляна, довольно большая - уже хуже. Прибавьте недовольство посетителей, их, видите ли, обслуживают медленно. В постоянном поиске всего, что надо, постепенно была выработана система: это стоит ЗДЕСЬ. Жаль только, что больше часа ни одна система не продержалась. Каюсь, по моей вине.

Далее последовал заказ в синий зал, отдельный кабинет, маркиз де Сад, вино, в посуде без ручек(!). Что они с ним делать собираются? Как выяснилось, пить.

День медленно склонялся к ночи, в окно медленно закрадывалась темнота.

Зал надо было осветить. С горящими свечами в руках я прошла в синий зал, к тому времени прочно занятый королевской семьёй. И первым делом споткнулась о собственный подол и чьи-то любезно вытянутые ноги. Владелец ног ничем себя не проявил, но у меня сложилось впечатление, что это был российский посол. Эх, а я-то надеялась, что он в меня влюбится, женится. У него денег много, работать мне не надо было бы. Но, очевидно, не судьба.

К полуночи кофейня почти опустела, парижане допивали свои напитки и медленно расходились по домам. Завтра ожидался трудный день, выборы, день рождения господина Шарпантье.

У стойки стояли мадам, Кати, и маркиз де Сад, маркиз, как потом выяснилось, уговаривал Кати прийти к нему в гости, та отнекивалась, главным аргументом послужило отсутствие развлечений в доме де Сада. По крайней мере, на вопрос: "А чем вы меня развлекать будете?", - маркиз вразумительного ответа не дал.

После длинного трудового дня мадам Шарпантье решила выдать нам премии. Это было очень мило с её стороны, и приятно было сознавать, что у тебя появились первые сбережения.

Более умная моя часть поинтересовалась: "На фига тебе деньги, если тратить их некуда, кроме как в кофейне, а ты тут работаешь?" Восторженная часть промолчала.

День 2

Ровно в полдень кофейня Парнас распахнула свои двери. И парижане тоненькой струйкой потянулись к восхитительным лакомствам, предлагаемым хозяевами.

Сегодняшний день давался мне легче, то ли я привыкла, то ли посетителей стало меньше, то ли мы (официантки) наконец-то сработались. Не знаю. Хотя по поводу того, что посетителей стало меньше, я явно загнула. Очевидно, парижане тоже сообразили, что деньги им девать некуда.

Самый терпеливый столик, мимо которого я с извиняющейся улыбкой пролетала уже в третий раз, игнорируя этот заказ ради более нетерпеливых посетителей, прождал меня около получаса, после чего мне еще дали чаевые.

На этом месте я совершила два промаха, во-первых, я не узнала сына герцога Орлеанского и назвала его гражданином, а во-вторых, с пять луидорами в руках я подошла к мадам и сказала:

- Это вам.

Терпеливый столик захихикал, мадам посмотрела с откровенной жалостью и ответила тем ласковым тоном, которым маленькому ребёнку обещают купить мороженое:

- Амели, то, что тебе дают на чай - твоё.

А день тем временем продолжался. Близилось время выборов, мсье Шарпантье баллотировался на пост мэра, он пообещал женщинам право голоса. Пришла тревожная весть, что погиб на охоте король. Париж замер в ожидании чего-то.

Гортензия отпросилась посмотреть на выборы, мсье Шарпанье принимал оживленное участие в дискуссии, а я успевала послушать это все только урывками. Нет, не то чтобы меня кто-то шибко сильно заставлял работать, просто посетители по одному, по двое просачивались, и приходилось работать.

В разгар рабочего дня появилась сестра Марта, несчастная монашка, монастырь которой сожгли крестьяне, хозяева дали ей работу, но бедняжка очень скоро погибла.

Об этом человеке хотелось бы сказать особо. За тот час, что она провела на нашей кухне, она, по-моему, успела сделать все. Я смотрела на неё и старясь не удивляться тому, что этот человек ухитряется без особого внешнего напряга находиться в трех местах одновременно.

Парижский театр подготовил новую пьесу, и парижане собрались под окнами кофейни, в надежде посмотреть представление.

После представления мадам поделилась своими соображениями, что, мол, денег очень много, девать некуда, поэтому театру просто отдали пачку. Вспомнив, что моя зарплата составляет всего 10 луидоров, я ляпнула, что-то о повышении зарплаты. Мадам, не глядя, выдала мне пачку денег.

День окончился как-то подозрительно быстро, вот только мне было очень жаль мадам. Провести весь день за стойкой, тут нужно иметь железное здоровье.

После закрытия мсье Шарпантье решил отпраздновать свой день рождения. Хорошо посидели, до трех утра. В это время в кофейню завалилась делегация с вопросом: "Где Дантон?", на предложение поискать мэра дома ответили: "Быть того не может!!!" Зря, между прочим, не поверили, он дома был с женой.

День 3

С утра мы еще пытались работать, и в посетителях недостатка не было, более того посетители отчаянно пыталась спустить последние деньги. В газете "Фонарь" появилось хвалебное стихотворение в нашу честь. Приятно, черт возьми!!! мастер-классы к балу.Заключение мастер-классы к балу.Свою первую поездку я считаю удачной. Вот только в конце игры ко мне подошел Арагорн и предложил поехать с ними на еще одну игру. Служанкой. К Ноэль.

Лина Инверс aka Амели

Последнее обновление - 16.03.17
Поддержка: Suboshi