Библиотека > Эпические дневники > ФСТ-2003

Третий Фестиваль Старинного Танца
"Anno Domini"
Санкт-Петербург, 1-4 мая 2003 г.

Riverenza - это поклон в итальянских танцах.

"Риверенца" - это школа старинного танца в Питере.

В моем лексиконе слово риверенца означает незаслуженную похвалу с оттенком комплимента или лести.

На закрывающем балу на фестивале Нимвен сделала риверенцу в мою сторону - вызвала меня для награждения, хотя я ничего не сделала для того, чтобы это заслужить. Официальная версия - как "человеку, который присутствовал на первом Фестивале Старинного Танца в Питере и может подтвердить, что Фестиваль был". Как орден почетного участника Куликовской битвы.

Вот и попробуй сказать после такого, что первого ФеСТа не было. Нет, два года назад мы действительно съездили на майские в Петербург, попали на бал и поучились танцам. Правда, утверждается, что основные мастер-классы прошли тогда до нашего приезда, но мы тогда очень качественно посидели ночами на кухне у Нимвен с разговорами про старинные танцы, так что сказать, что нас не было на этом фестивале - тоже не получится.

По правде сказать, то, что было два года назад, никак не помогло мне предугадать, что же я встречу в этот раз. Видимо, Москва и Питер - это два разных мира. Читая программу фестиваля, я, чтобы хоть как-то сориентироваться, пыталась представить, что бы я предложила гостям, заявив семинары такой-то и такой-то тематики. В некоторых случаях я почти угадала. А в остальных, как говорится, попала пальцем в ж... то есть в небо. Начнем по порядку.

Италия, XV век, 1-й сет. Делая поправку на то, что мы опоздали, потому как только что выгрузились из автобуса, было удивительно, что нас вообще пустили. А еще у меня претерпел изменения сложившийся с позапрошлого года стереотип: Нимвен-это-контрадансы. Откуда он вообще взялся? Видимо, слишком хорошо запомнилась фраза про кавалера, который обижается с левой ноги.

Католические танцы XIII-XIV веков. Этот мастекр-класс привел меня в состояние, близкое к щенячьему восторгу, равно как и все остальные мастер-классы Алины Горченко, на которых мне удалось побывать. Мы получили и собственно танцы, и их историю, и краткий экскурс в эпоху - и все уложилось в отведенное время, никто нас не гонял, как солдатиков на плацу, и не обрывал посередине танца, ссылаясь на то, что у нас вышли сроки и пора проветривать зал.

Несколько позже, вернувшись домой, я прочла на сайте Виланеллы информацию об Алине и была поражена - неужели к ней и в правду на занятия ходит так мало народу?

Семинары по костюму - это еще одна отрада души моей. Мавка меня, да и не только меня, а всю нашу компанию приятно удивила своей щедростью на советы. Дело в том, что большинство знакомых мне реконструкторов скорее удавятся, чем будут делиться информацией с человеком, который подшивает подол на машинке.

Только если бы все были такие милые и хорошие, то мы бы жили как в сказке. На мастер-классе по итальянским танцам XVI века (2 сет) ко мне подошла барышня (никак не преподаватель Воинова Яна) и сказала, что я-де неправильно делаю риверенцу - не переношу вес на заднюю ногу. А мне-то как раз казалось, что переношу. Помнится, с похожим случаем мы очень долго и мучительно разбирались у себя в клубе. В результате этих разборок я поняла, что люди такого типа являются натурами хотя нежными и ранимыми, но очень стойкими и живучими. К сожалению, эта барышня так и не сообщила своих титулов и званий. А было бы безумно интересно узнать, от кого я имела честь выслушивать столь лестные отзывы.

Сам же мастер-класс по Италии XVI века оставил очень приятные воспоминания. Впрочем, мое уважение к Яне как к преподавателю с годами только возрастает.

А на Францию XVI века нас не пустили. Конечно, это можно было предположить - мы опоздали, и лишнее хождение вряд ли пошло бы им на пользу, но мой разум до сих пор отказывается понять, почему организаторы не сочли возможным пустить одного человека с видеокамерой. Чай мы не из соседнего дома пришли, а приехали из другого города, специально за информацией, и в другой раз приедем не раньше следующего фестиваля, и то как карта ляжет. Петербурга мы не знаем, что нас хоть как-то извиняет, потому что мы не имеем возможности точно рассчитать, сколько времени нам понадобится на дорогу. И, в конце концов, мы заплатили в том числе и за этот мастер-класс, купив абонемент, в то время как некоторые проходили просто и ненавязчиво бесплатно. Нет, девочка в дверях была непреклонна, и Ноэль не пустила, а Ноэль в свою очередь была слишком горда, чтобы унижаться и упрашивать.

Далее я побывала на мастер-классе по контрадансам "второго уровня". О нем хочется сказать очень многое, но почему-то получается только подобно рыбе хватать ртом воздух. Йоко - дама, проводившая этот мастер-класс - начала с того, что постулировала неправоту москвичей, пользующихся схемами контрадансов с Del's Dance Book. (Заметим в скобках, что когда мы искали, где бы остановиться на время фестиваля, нам предлагали вписаться у Йоко "с целью ночных диспутов по контрадансам". Интересно, какой диспут может получиться с человеком, который, еще не увидев тебя, заявляет: "Я прав, а вы - нет. Точка."?) Далее - то, что поразило меня как с позиции преподавателя, так и с позиции ученика. Йоко орала. Она покрывала голосом неугомонно галдящую толпу, которая даже не пыталась вести себя тише. Ни на одном больше мастер-классе я не припомню такого гвалта, как был здесь. На классе у Яны сидела Алина Горченко, которая именно сидела в углу и иногда, очень изредка, просила всех заткнуться и послушать преподавателя. Она сама не кричала, да и Яна не кричала, но после этой фразы у всех, у кого рот был к тому времени по каким-то причинам открыт, язык проваливался в горло и душа сползала в тапочки, и тишина становилась гробовой. Йоко орала. И заставляла нас маршировать. Андрей Тихмянов, военный врач, после класса блаженно вспоминал строевую подготовку, сетуя лишь на то, что контрадансы начинаются с правой ноги, а не с левой. Я несколько раз порывалась дезертировать, но всякий раз меня что-то останавливало. Наверное, "что-то" - это была Ноэль с твердым намерением пережить до конца эту школу юного бойца. Заслуживает Ордена Мужества.

Отдельное слово следует сказать о танцевальных вечерах. Ибо на них ярче всего становилось видно, что Питер - не Москва. Отдать должное организаторам, они нашли потрясающее помещение (имеется в виду то, что на Нарвской - интересно, сколько же они за него платят?) Живые музыканты, особенно в таких количествах, тоже вызывают у меня желание снять шляпу. Но как можно в такое помещение приходить в джинсах, и под такую музыку, тем более живую, так, иначе не скажешь, колбаситься?! (хочется вспомнить недавние мемуары Рихтера и анекдот о том, что толкиенист загнется, если ему будет не на что жаловаться) Ещё - момент приглашения Дамы на танец в Питере опускается. По крайней мере, не видела ни одного прецедента. Кроме того, я так и не смогла сама себе объяснить, почему на этих вечерах, равно как и на закрывающем балу (на открывающем не была, так что не могу судить) так редко встречались исторические костюмы. Помнится, Арагорн полвечера страдал от того, что тесемочка из церковной лавки очень неудачно смотрелась на том платье, к которому она была пришита, и тем самым оскорбляла его чувство прекрасного, но по его позднейшему признанию это платье было одно из немногих платьев с претензией на историчность. (Как любят выражаться в определенных кругах, десятиметровая реконструкция)

А все-таки, есть в жизни что-то хорошее. Например, Anima Helicis.

Еще одно восхищение этого фестиваля - это минчане. И их танцы, и их костюмы, и их преподаватель Алёна Горшкова. И еще - хором, с закатыванием глаз: "Они такие скромные!". Редкость в наше время. Мы видели. Мы прикоснулись.

Вечер народной музыки - это то, над чем хочется долго и пространно задуматься. С одной стороны - в Питере есть такая особенность, которой нет в Москве, и которую хотелось бы нашим привить, но я не знаю, что для этого надо сделать. Я вот о чем. Если заявлена фолк-вечеринка, и играет мелодия, в целом никому не известная, но условно-танцевальная, то питерцы будут танцевать народные танцы. Пусть, что две пары - польку, три - скоттиш, и сколько-то народу краковяк. Но никто не будет танцевать макарену, летку-еньку или рок-н-ролл. И тем более - водить хоровод со скоростью реактивного бульдозера, сшибая все на своем пути (что у нас можно наблюдать десять раз из десяти). А с другой стороны - где ко всему этому великолепию из танцев и музыки хоть какой-нибудь антураж?

Большое расстройство, что не состоялись семинары по организации по преподаванию старинных танцев и организации балов. Очень хотелось попасть, потому что такого я пока нигде не встречала.

И, наконец, закрывающий бал. Конечно, это больше было похоже не на бал, а на церемонию вручения премии Оскар. Почти так оно и было: приз - номер, приз - номер... Номера были танцевальные, и некоторые даже общие, и здесь опять просматривалась та же тенденция - вместо галантного приглашения на танец пара галопом скачет занять место в колонне. Возможно, на это есть какие-то свои основания, но со стороны смотрелось странно.

На этом балу я попробовала для себя кое-что совершенно новое. Теперь радуюсь самой формулировке - мы пропили полбала. Конечно, у нас была уважительная причина, которая вполне канает за отмазку - это день рождения Андрея Тихмянова, который помимо своих прочих заслуг еще и приютил нас на время этого фестиваля. По правде говоря, мы вроде даже ничего и не нарушили - сухого закона на этом балу не было, мы интересовались.

Был один интересный конкурс, о котором хочется рассказать. Отобранным некоторым образом преподавателям (момент отбора я пропустила) предлагалось прямо на месте написать танец на свежеуслышанную мелодию польки, на четыре человека. Самые удачные композиции, отобранные зрительским голосованием, награждались.

Меня больше всего порадовал танец, написанный минчанами. Настолько, что захотелось снять его с видео и танцевать дома. Мы голосовали за Алёну Горшкову руками, ногами и восторженными визгами. Она разделила победу с Алиной Горченко.

Уезжая, я осознала, отчего такая разница между Москвой и Питером в балах. Именно этот вопрос волновал нас с Ноэль больше всего, когда мы ехали на ФеСТ. Мое мнение - это оттого, что питерские балы проводятся для того и исключительно для того, чтобы на них танцевать. Никаких развлекалок, вроде нашей почты, салонных игр, турниров, спектаклей, концертов и даже буфета на них не устраивается. Оттого люди так проникновенно и танцуют, что больше заняться нечем и те, кто танцевать не умеет/не хочет, те просто не приходят.

Просто, как и все гениальное. Нравится?

Келебриан

Последнее обновление - 16.03.17
Поддержка: Suboshi