Библиотека > Эпические дневники > Летописи Энтель Эдэгиль > Летопись четвертая

Летопись четвертая.
Год 2001, 25 марта
Стыд и триумф Энтель Эдэгиль.
Трагифарс в шести действиях с прологом и эпилогом
(о золотолесском бале 25 марта 2001 года)

Пролог

В воскресенье с утра мы назначили в помещении клуба сбор игроков, едущих на РИ "Нарготрондские усобицы" в Саратов. Ноэль запланировала всех выгнать из клуба в три часа, чтобы не опоздать на передбальную стрелку, и заранее готовилась к тому, что ей это не удастся. Каково же было ее потрясение, когда без четверти три заседание было закрыто, а все участники собрались и тихо удалились (а мы с Ноэль остались)! Так оно и вышло, что в этот день организованным оказалось все - кроме нас. (Ноэль: Даже как-то нехорошо получилось, что они все так рано выгнались)

Действие первое

На стрелку мы умудрились даже не опоздать. Нас приехало много: Ее Величество собственной персоной, Боря Батыршин, Кира, Ольга, Саша-Орфей, Кеней и мы с Ноэль. Когда подошел человек из Ордена Лунного Храма с приглашениями на бал, мы стояли в первых рядах. И вдруг:

- Нам приглашение на двоих! - (Борис имеет в виду себя и Лиссэ)

- Борис Борисович, а по этому поводу вам придется разбираться с организаторами.

- По какому поводу?

- Я здесь ничего не решаю.

- А в чем проблема?

Я начинаю думать, что такая же байда постигнет всех желающих приобрести парное приглашение. У Бориса на лице начинает читаться желание согнуть кого-то в бараний рог, причем немедленно. Он думал, что за организаторами бала стоит Альвдис.

Я, чтобы разрядить обстановку, купила себе приглашение. Мне его продали без каких-либо проблем. За мной валом повалила толпа желающих. Я заметила, что Бориса тянет развернуться и уехать. Его остановили, сказав, что оскорбление считается нанесенным всему клубу, и это обязывает нас всех пойти и разобраться.

Пока Борю поливали виртуальным холодным душем, Ноэль и Ранди пошли и купили себе парное приглашение. Не знаю, как у них получилось, но лица у них были абсолютно наглые и счастливые. Ноэль заявила, что обещала Ранди менуэт. (Ноэль: Выполнить мне обещание удалось отчасти :о( Это был менуэт под арию из Призрака оперы/)

Действие второе

Только мы добрались до раздевалки и посбрасывали с себя верхнюю одежду, нас стали целенаправленно выдергивать. Каким-то чудом Боря и Лиссэ добрались до помещения никем не замеченные, поймали организаторов и приготовились выяснять отношения.

Собрались все, кого смогли поймать из клуба Энтель Эдэгиль и организаторов бала, а также некоторые из тех, кому было просто интересно посмотреть, но кого не сумели отогнать.

Возможно, действо и стоило того, но достоять его до конца смогли лишь те, у кого не было выбора.

Сначала Бориса обвиняли в распитии спиртных напитков и пьяном дебоше на прошлом балу. Потом - в том, что на ХИ-2000 он якобы приставал к девушке друга одного из организаторской группы бала, и за это должен был извиняться перед всем оргкомитетом бала немедленно. С нашей стороны было обвинение в нанесении клубу публичного оскорбления. Разбирались долго и неконструктивно, потому что некоторые представители оргкомитета страдали косноязычием, а Боря то и дело порывался устроить золотолесскому мальчику, наиболее активно защищавшему честь мистического друга и его девушки, чисто историчное выяснение отношений. Не выдержали первыми мы, когда разговор пошел в русло, далекое от разрешения проблемы.

Лиссэ: Я считаю, что обе стороны должны принести извинения.

Борис: Прежде, чем предъявлять обвинение, нужно научиться правилам поведения. Я предлагал вам разобраться как мужчина с мужчиной!

Миргиль: Никто здесь драться не будет!

Золотолесец: Я не буду с вами… разбираться, потому что вы… не знаете… правил приличия.

Борис: Каких-каких правил я не знаю?

Я: Давайте поконструктивнее! Мы же так никогда не разберемся!

Золотолесец: Вы… чистите ногти, когда… разговариваете!

Борис (с усмешкой): Ну я ведь их чищу, а не обгрызываю!

Ноэль: Правда, давайте наконец разберемся!

Лиссэ: Извините, что я подолжаю тему ногтей, но невежлив не тот, кто в публичном месте чистит ногти, а тот, кто это замечает.

Я: Вы сегодня заканчивать будете или нет?

В конце концов, извинения были принесены, хотя и в такой форме, которую с большим трудом модно назвать извинениями (Люська - не …? Ну извините!). Нас наконец отпустили переодеваться и краситься. Миргиль предупредила нас о запрете на холодное оружие и горячительные напитки. Боря выкачал из запрета максимум сведений о том, что ему можно, и удалился. Мы решили, что зайти в зал мы должны вместе, но после таких разборок представляться нам нецелесообразно. Но представляться, на мой взгляд, нам и без того не было смысла, потому что название "Энтель Эдэгиль" мало кто знает, а то, что мы - клуб Лиссэ, видно и без того.

Действие третье

Оставалось только собрать всех одновременно в одной точке, а это было нелегко.

- Дамы и господа! Приглашаем всех пройти в зал!

Перед входом стояли мы с Ноэль. Рядом в задумчивости бродил Кеней. Бориса где-то носило. Лиссэ зашивала на Астальдо рубашку. Я поинтересовалась, где Кира. Меня послали в женскую переодевалку. Кира там и нашлась. Багровея от усилий, она затягивала на Арвен ее золотое платье.

- Кира, пора!

- Еще пять минут!

Что она успеет сделать за пять минут - там же работы непочатый край!

Возвращаюсь к нашим. Лиссэ оторвалась от Астальдо, но куда-то делся Кеней. Неизвестно откуда выплыл Борис. Из зала снова высунулся герольд.

- Дамы и господа! Просим всех пройти в зал!

Я снова побежала за Кирой. Перед входом в бальный зал народу становилось все меньше и меньше. Куда-то исчезла Лиссэ. Прибежал Саша с сияющей рожей. Причину своего неомраченного счастья объяснять он не стал.

- Дамы и господа! Приглашаем всех зайти в зал!

(Дамы и господа! Ну в конце-то концов!)

Перед входом тусовались теперь только невозмутимые тирионцы да нервные мы. Из гримерки чинно вышла Арвен, а за ней вприпрыжку выбежала Кира. Каким-то невероятным чудом подтянулись все остальные наши. Мы с грехом пополам построились в пары и вошли в зал, к вящей радости уже порядком замотанного герольда.

Действие четвертое

В зале уже полным ходом шло представление. В смысле - кого-то представляли. Кто-то в наших рядах уже приготовился паниковать, но мы прошли молча, вызывая на местах лишь несдержанный шепот: "Клуб Лиссэ! Клуб Лиссэ!"

Нам сразу же нашлись места. Кроме того, нашлась какая-то обтянутая бархатом тумба, на которую после некоторых колебаний посадили Лиссэ, так что она стала выше всех сидящих в зале. Включили испанскую музыку, и начался постановочный танец Руны и компании. (Ноэль: как потом сказала Ранди - это был пасадобль.) Потом меня преследовала навязчивая мысль о том, что вся музыка на балу была привезена Руной, и оттуда звучало столько латины, которую никто толком не умел танцевать, и оттуда же в такой странной версии Черная аллеманда, у которой едва различаются такты, оттуда этот "Лошадиный бранль", который на самом деле конский, и ускоренный сертакэ, и оттуда, собственно говоря, сама Руна, которая на балах этой категории никогда не появляется.

Потом звучала такой удивительной красоты средневековая музыка, на которую следовало бы сделать пусть самую неумелую постановку, чем осквернять ее самой лучшей из импровизаций. Тем не менее, вышли две девушки и начали танцевать при неподвижном зале. Мы с Ноэль долго гадали, то ли это сольный танец, то ли можно присоединяться. Видимо, все остальные решали в тот же момент ту же загадку. (Ноэль: Ну да, "гадание" заключалось в том, что Келебриан порывалась выйти танцевать, а я ее периодически дергала за рукав и говорила, что все же это постановка и лучше не лезть.)

На наше счастье, следующим номером объявили менуэт. Здесь ни у кого не возникало вопросов, можно ли его танцевать: те, кто когда-либо учил этот танец, без колебаний встали в колонну, да и те, кто никогда его не учил, тоже впихнулись, пока было место. Перефразируя известное высказывание, можно вывести единый принцип этого бала: "Видишь, что люди становятся на танец, ввязывайся - потом разберешься." (Ноэль: Умнее всех поступили Борис и Лиссэ, когда на второй фигуре перестроились в голову второй колонны, в которую потом периодически из основной сбегали другие пары.)

На балу самым частым по прокрутке танцем оказался вальс. Когда его включили в первый раз, все девушки Энтель Эдэгиль начали стрелять глазами по сторонам в поисках молодых людей, которые пригласили бы танцевать. Таковых не сыскалось. Тогда анди подхватила Ноэль и они закружились. (Ноэль: А было все так: анди: Ну что же это? Как же? Ведь Вальс! Я: Ой, ну так ведь хочется… Ранди(поворачиваясь ко мне): А! Пусть им стыдно будет! Сударыня, вы позволите?) Вальсируя по залу, Ранди вещала всем присутствовавшим молодым людям о том, что им непременно должно быть стыдно. (Позже Ранди лично отпинала многих молодых людей, мотивируя их учиться танцевать вальс.) Справедливости ради следует заметить, что к концу бала число танцевавших вальс возросло за счет переодевшихся в мужские одежды девушек.

Далее после нескольких импровизаций в программе бала был шалом. Он был достоин пера художника и кисти писателя. Несколько концентрических кругов, в которые построились практически все присутствовавшие на балу гости, вне зависимости от того, знали они танец или нет (сработал еще раз этот злополучный принцип). В один момент во время танца мы с Ноэль оглянулись назад на внешний круг (а мы танцевали во внутреннем) и увидели, как Миргиль путается в ногах. Мы были отомщены. (Ноэль: "Ринон, ты уверен? Ты точно уверен? Ты хорошо подумал?" - вопрошала Келебриан в начале танца. Именно под этим девизом шалом и прошел.)

Апофигеем нашего пальцекидательства на золотолесском балу была Черная аллеманда. Танцевало ее всего четыре пары, в основном все наши (хотя в программе оного бала танец был заявлен. То ли не любит народ аллеманду, то ли аллеманда не любит народ.) Все остальные сидели и смотрели на нас округленными от восхищения глазами (хотя и мы-то путались в ногах безбожно). (Ноэль: И не только в ногах!) Когда танец был закончен, мы дружно поняли, что пришло время для рекламной паузы. Я попросила задержать ненадолго следующую мелодию, а Кира и Лиссэ, надрывая глотки, объявили о танцклассе в нашем клубе.

Действие пятое

Дальше бал превратился в один глобальный водоворот танцев, знакомств, объяснений и выходов на относительно свежий воздух. Ноэль вытащила себя из бального платья и переоделась в мужскую рубашку, закрыв блаженствующее лицо глухой маской. (Ноэль: И вовсе она была не глухая, так себе полумасочка. Я ж под глухой бы задохлась! Хотя и так тихо умирала от жары, сожалея о сломанном веере…) Арвен, Нюшка и Ранди сменили шикарные наряды на клечатые юбки, из-за чего племени горного на балу капитально прибавилось.

Музыка теперь представляла собой неразбавленную смесь из латины и ирландщины, что оказалось изнурительно до такой степени, что через пару танцев требовался передых как минимум на три мелодии. Периодически подходили люди с горящими глазами, знакомились, спрашивали, как к нам можно попасть. Десятки раз мы диктовали наизусть заученный адрес. Кира первая сдалась и назначила всем стрелку в метро.

Ноэль на этом балу успела перетанцевать с кучей девушек. Некоторых даже научила вальсу (меня, например). (Ноэль: Как это??? А… вот, только что пихнули и подсказали - это Келебриан про фигурный… кажется, так этот вальс называется.) Зато когда она сменила женскую одежду на мужскую, ее паж (Ольга) остался не у дел. (Ноэль: Аха! И долго мне высказывался(лась) на тему, и куда я дела его даму?) Я с ней случайно столкнулась в коридоре, когда в очередной раз вышла из зала проветриться. И меня почему-то потянуло на абстрактные философствования:

- На этом балу все гости делятся на две категории - на красных от танцев и синих от скуки.

- Я, видимо, ко второй отношусь, - буркнул паж в отставке.

Действие шестое и последнее

В итоге за весь бал мы (Кира, Ноэль и я) вымотались настолько, что, когда был оттанцован последний танец, вместо того, чтобы ринуться в раздевалку, мы взяли газировку, шоколад и ушли в тихое прохладное место - приходить в себя.

Когда все уже оделись и собрались, мне пришло в голову проверить рюкзак на предмет наличия пропаж. Кошелька в рюкзаке не оказалось. Я абсолютно спокойно перепроверила все еще раз (после пропажи фотоаппарата на Зиланте мне уже ничего не было страшно), велела окружающим проверить сохранность своих вещей, поймала одного организатора, потом другого и порасспрашивала на предмет того, кому сообщать об исчезновении вещей. Со мной пошли в гримерку и перевернули все, что успели... прежде чем я вспомнила, что переложила кошелек во внутренний карман жилетки.

Склероз - это плохо.

Эпилог

Возвращаясь домой, мы с Ноэль и Кирой подводили итоги. Были, конечно, неприятности, но мы их преодолели. Мы приятно повеселились. Мы сделали рекламу. У нас все получилось. Мы добились своего!

Келебриан
Комментарии - Ноэль

Последнее обновление - 16.03.17
Поддержка: Suboshi