Библиотека > Эпические дневники > Летописи Энтель Эдэгиль > Летопись третья

Летопись третья.
Год 2001, 25 февраля.
Сделай себе праздник
(О Масленице)

Это был особенный день для нашего клуба. Во-первых, мы в первый раз показываемся на глаза "большому свету", то есть администрации и жителям (...) района. Мы должны были проявить себя с лучшей стороны. Во-вторых, мы накануне сделали предложение тирионцам делить с нами помещение и пригласили в гости Таравельта - обсудить эту идею. А в-третьих, у нас впервые после переезда были в танцевальной школе ученики со стороны. Нужно было быть готовыми ко всему.

По первому пункту мы специально устроили накануне встречу с обсуждением. Было решено, что все, у кого есть возможность, одеваются в прикиды (благо погода позволяла - уже неделю держалась нулевая и даже плюсовая температура); девушки организовывают танцевальное выступление (и строят кавалеров, разумеется) и всячески разводят дивность; молодые люди показательно рубятся; Боря и Лиссэ приводят своих знакомых с конюшни и пригоняют лошадей для всяческих разных целей.

Обсуждение быстро свелось к тому, кто что наденет. Происходило это примерно так:

- Чтобы не выглядеть всем кто в лес, кто по дрова, нужно одевать кельтику.

- У меня есть зеленое "со смехом", которое я могу одолжить.

- А я скоро дошью свое красное - оно среднее между твоим зеленым и голубым Кел.

- А я дошиваю зеленую рубашку - она как Лиссына голубая или Ноэлевская желтая, только без манжетов...

- А я...

- А у меня...

- А что наденут наши мальчики???

У мальчиков выбора особого не было - у них и так в среднем по одному прикиду.

Так вот и подготовились.

В сам день праздника температура упала градусов на десять в минус.

Мы пришли в клуб с ворохом шмоток каждая - на случай, если кому-то чего-то не хватит. Долго и со вкусом одевались. Только женщина может оценить то, как меня одели: внизу был шерстяной жилетик для тепла; потом одевалась короткая, но с длинными рукавами рубашечка на завязках; потом шел ноэлевский сарафанчик - длинный, но без рукавов ("Ого, - говорю я, когда Ноэль его на меня надевала, - у меня будет эльфийская фигура. - И тут она задергивает боковые завязки, из-за чего сарафанчик становится вдвое уже, - И та-а-алия!"); сверху этого - голубая рубашка Лиссэ, потом мой белый сарафан и ноэлевский зеленый плащ. Рядом со мной Кира, на которой было всего два слоя одежды, выглядела прямо-таки по-летнему.

Суматохи добавило еще и то, что кто-то вспомнил про Прощенное Воскресенье. И понеслось:

- Прости меня, Ноэль!

- Прощаю! И ты меня прости!

- Прощаю! Ольга, прости меня!

- Келебриан, прости меня!

- Неправильно это. Надо говорить - "Бог простит".

- Э-эээ...

(Последняя фраза Ноэль лишила всех энтузиазма к продолжению дурачества).

Пришел Боря, сказал, что никакого особенного выступления от нас не требуется. То есть, собирался происходить обыкновенный выпас прикидов. При минус двенадцати градусах пасти прикиды - занятие не слишком уж приятное. Мы подумали на тему того, что мы сможем сделать собственными усилиями, не прорываясь на большую сцену. Оказалось, что магнитофон работать отказывается - за пару минут на улице в нем замерзают батарейки.

Вот вам и законы физики.

Мы в конце концов выгрузились на улицу и дошли до сквера. Там уже ждала Настена с лошадьми. Люди из района вовсю наслаждались праздником: катались на верхом и в тележках, подпрыгивали от холода и чего-то пили. При виде всего этого копошения у нас ощутимо поднялось настроение. Нас заметили и стали разглядывать. Нас, девчонок, распределили по лошадям - мы должны были просто ходить рядом и видом своим создавать дивность и благость. А наши молодые люди ушли рубиться.

Походив с лошадьми минут двадцать, мы поняли, что прохладненько. Ноэль убежала к клуб за какими-то мелочами - кассетами, кажется - и вернулась в шапке. Мы пошли поглазеть на наших мальчиков. Борис в это время решил на время перестать мутузить своих и сподвиг на поединок кого-то из особо любопытных цивилов. (До сих пор думаю: сам этот мальчик вызвался подвергнуть себя избиению, или ему эту гениальную мысль подсказал кто?) Исход поединка был заранее известен всем, кроме, похоже, этого мальчика. (Боря вытер клинок о снег и, позевывая, произнес "Следующий!")

В это время мы поймали Лиссэ и вместе решили согреваться попрыгушками. Играла какая-то ненавязчивая мелодия, под которую мы затеяли ирландский ручеек. Теплее не становилось, зато стало весело, потому что на нас смотрели и показывали пальцами. Мы с довольными рожами все это замечали и продолжали скакать дальше. Когда мы добились минимального согревающего эффекта, нас потянуло на выдумки. Ноэль предложила станцевать быструю часть марески. Без музыки это выглядело весьма смешно, причем стало смешно не только нам, но и нашим молодым людям, которые ради зрелища даже прекратили рубить друг друга в капусту - минуты на две, не больше. Вскоре Ноэль и Кира, раскрутившись не в меру быстро, рухнули в сугроб.

Потом в этом праздничном сквере чуть не разгорелась драка. Потенциальными ее участниками были Кира и Оленька, которые, уже обе изрядно синие от холода, делили синюю скандинавскую шаль Лиссэ. Временами побеждала одна сторона, временами другая, а в результате обе дамы стучали зубами.

Далее следует повествование о танцевальных извращениях, которое способны будут оценить, наверное, только те, кто имеет представление об упоминаемых танцах.

Нам постепенно становилось скучнее и холоднее, и мы отправились поближе к сцене - посмотреть, кто же выступает там, где нам выступать было не позволено. А выступали там детки из какого-то ансамбля русской народной песни и пляски. Детки были сплошь одинаковые: маленькие, круглые и завернутые в шубы, переднички и посадские платки. В песнях и плясках тоже не было ничего особенного, кроме одного - они давали мощный РИТМ. Под этот ритм мы начали прыгать сначала ирландерку, потом ирландский ручеек. Мы собрали больше зрителей, чем детишки на сцене. Потом Боря сказал, что какая-то тетя из районной управы заметила нас и похвалила.

Потом мы участвовали в какой-то клоунаде: внутри круга из собравшихся бегал шальной тощий Дед Мороз (только что, очевидно, проснувшийся после принятия в себя нескольких литров того самого пива) и грозился всем что-то отморозить. Кира по приколу побегала от него несколько кружочков, а все остальные смотрели и ржали над тем, как невменяемый Дед Мороз путается в собственной шубе.

После этого снова пустили какую-то музыку, на стилистику которой мы уже не обращали внимания, и мы сначала крутили хороводы с детьми и водили детей по площадке "змеей", а потом продолжили наши танцевальные извращения. Кира и Ноэль опять умудрились рухнуть в сугроб (а потом долго выясняли, кто кого из них туда уронил).

Тем временем Боря, Настена и Ольга по очереди катались на лошадях и даже проделывали какие-то приемы конного боя. Выглядело это свежо и для тусовки достаточно непривычно.

В перерыве попытались посадить (точнее сказать - запихнуть) на лошадь Киру (которая, к слову, была в платье). Ее подсаживал сам Борис и в этом ему помогали все, кто смог подойти к этой лошади. Потом также всем миром одергивали Кире платье. А после этого долго ухохатывались над результатом.

Когда мы вспомнили про время, оказалось, что мы протусовались на празднике около двух часов (то есть в четыре раза перевыполнили собственный план).

То, что было после праздника, примечательно самим наличием. Танцкласс был возрожден. Мы начали делать первый шаг к приобщению ролевой тусовки к старинным танцам (заветная мечта моя и не только моя). Таравельт в гости зашел... Тирионцы под одной крышей с нами жить не стали, но в гости захаживают и по сей день.

Келебриан

Последнее обновление - 16.03.17
Поддержка: Suboshi